Не набравшие первоклассников школы не всегда слабые

17 сентября 2013 - Droid
article2901.jpg

Вальдман: не набравшие первоклассников школы не всегда слабые


По результатам электронной записи, в первые классы в Москве выделились группы школ — лидеров и аутсайдеров. Столичные власти планируют объединить несколько десятков школ-аутсайдеров с сильными школами. О подводных камнях на этом пути слияния в интервью РИА Новости рассказывает заведующий лабораторией мониторинга в образовании Института управления образованием РАО Игорь Вальдман.



По результатам электронной записи, в первые классы в Москве выделились группы школ — лидеров и аутсайдеров. В одни школы родители активно записывают детей, другие не смогли набрать ни одного первого класса. Столичные власти планируют объединить несколько десятков школ-аутсайдеров с сильными школами. О подводных камнях на этом пути слияния в интервью РИА Новости рассказывает заведующий лабораторией мониторинга в образовании Института управления образованием РАО Игорь Вальдман.

— Игорь Александрович, какие выводы можно делать на основе того, что школа не набирает детей в первые классы? Говорит ли это о том, что школа — слабая?

— Однозначных выводов о неуспешности школы делать, конечно, нельзя, основываясь лишь на информации о недоборе в первые классы. В таком случае обычно говорят, что родители голосуют ногами: вполне вероятно, школы, в которые родители не отводят детей, показывают невысокие учебные результаты. Но это не значит, что это слабые учебные заведения: ведь для кого-то и 45 баллов по ЕГЭ -  достижение. Школа может работать с непростым контингентом учащихся — детьми из малообеспеченных семей, семьей-мигрантов, для которых русский язык — неродной, и им нелегко показывать высокие учебные результаты. И при этом школа может оставаться эффективной.

Причиной недобора в первые классы может быть и то, что учебное заведение расположено в старом микрорайоне, где мало молодежи. В общем, прежде чем говорить о неуспешности, надо разбираться в каждом конкретном случае. И хорошо бы использовать для этого ясные критерии.

Так, в Великобритании для выявления неуспешных школ (failedschool) учитывают комплекс показателей, ключевыми среди которых являются низкие результаты детей по национальным тестам и отсутствие положительной динамики результатов на протяжении нескольких лет. "Портрет" британской слабой школы выглядит следующим образом: это школа стабильно демонстрирует низкие результаты учащихся, расположена в бедных и не очень благополучных районах, в ней высокая текучесть кадров, много учащихся из семей с низким социально-экономическим статусом, а главное — меры помощи, которые ей оказывались ранее, не были успешными. То есть работу отслеживали несколько лет, помогали, и если это не принесло результатов, школу признавали неуспешной.

— В Москве планируют объединить слабые школы с сильными. Можно ли таким образом повысить качество образования?

— Задача поставлена правильная: уйти от сегрегации в образовании, разделения школ на элитные и аутсайдеры. Другой вопрос, как решение воплощается в жизнь. Развертывалась ли в Москве программа помощи слабым школам — или же решение об их слиянии с другими принимается только по результатам информации о недоборе в первые классы?

Я согласен с тем, что управленцам надо двигаться быстро, но лучше делать это поэтапно. Сначала должно произойти публичное признание проблем конкретной школы — это надо обсуждать с учителями, родителями. Затем нужна ясная программа поддержки. Может быть, не нужно школу сразу присоединять к сильной — у школы должно быть, условно говоря, право на ошибку.

Сильную школу также надо готовить к объединению, объяснять его преимущества. Всегда есть риск деформации традиций и укладов, и сильная школа при слиянии с другой может сдать свои позиции. Еще один вопрос: является ли школа, к которой  присоединяют другую, действительно сильной, или объединение происходит по территориальному принципу, потому что учебные заведения расположены рядом?

В Москве есть примеры успешного слияния школ — при Центре образования №548, в лицее №1535, их опыт тоже нужно учитывать.

— Разделение школ во многом "подогревают" родители, которые не хотят, допустим, чтобы их дети учились в школе с детьми из семей мигрантов. Как быть с этой ситуацией?

— Сложный вопрос. Мы так или иначе будем сталкиваться с такой "культурной аллергией": дескать, не хочу отдавать ребенка в школу, где дети курят, ругаются, не той национальности… Эту ситуацию надо признавать, понимая при этом, что нельзя делить учебные заведения на два типа: в одних — царство за забором, в других — гетто.

И надо поддерживать слабые школы. Еще с советских времен известно, что если в классе учатся сильные и слабые дети, то "прирост" у слабых детей больше — они тянутся за одноклассниками. Отчасти ситуация с разделением школ — результат той политики, какая велась в последние годы, когда ставка была сделана на лидеров в сфере образования — на них рассчитаны различные конкурсы и программы. Предполагалось, что лидеры, как локомотив, потянут за собой всех остальных. Но это не так. Слабые школы не могут работать в русле стратегий, которые сделали успешными сильные школы. Хотя это не означает, что не надо поддерживать лидеров. Успешные школы должны быть: их надо превращать в площадки для распространения опыта, снижать для них бюрократическую нагрузку. Но поддерживать только сильные школы — сродни  пиру во время чумы.



 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 573 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Прочитал,- нажми! Поделись с друзьями.