Исключение классиков из школьной программы

7 апреля 2013 - Droid
article2860.jpg

"Изучение сказок Михаила Салтыкова-Щедрина в школах должно быть поставлено под особый контроль, поскольку они представляют потенциальную опасность для детей. Такое заявление сделал "Известиям" председатель комиссии Общественной палаты по сохранению историко-культурного наследия Павел Пожигайло, рассказывая о новой концепции школьного курса литературы."
"Ряд произведений Общественная палата и считает необходимым вовсе исключить из школьного курса. В числе этих текстов — "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова. "Я считаю, что эту книгу надо в институте преподавать. Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, — она ведет к трагедии", — заявил Пожигайло."
Сложно быть в России патриотом, когда у руля сплошные мерзавцы и дураки...
Я всегда считал, что задача школы в первую очередь научить человека мыслить, а вот наше министерство культуры и общественная палата думают, что хороший школьник это тупой болванчик с набором догм в голове:

    ...
    Поэтому неоднозначные персонажи русской словесности должны подаваться таким образом, чтобы не стать образцом для подражания, рассуждает Пожигайло. В списке потенциально опасных произведений — «Гроза» Александра Островского, «Отцы и дети» Ивана Тургенева, гражданская лирика Николая Некрасова, сказки Михаила Салтыкова-Щедрина и критика Виссариона Белинского.
    — Изучение творчества этих авторов следует поставить под особый контроль. Будет разработана специальная методичка для учителей, в которой будет четко прописано, что следует рассказывать детям про эти произведения, — говорит Пожигайло.


Кроме того, наши чинуши от мультуры заранее уверены, что дети не способны понять, а учителя объяснить некоторые классические произведения, потому хотят запретить:

    Кроме того, Пожигайло считает необходимым исключить из школьной программы «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова, так как «дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу» писателя.


Мне интересно, почему господин Выбегалло Пожигайло решил, что он-то сам понял творческую задачу Булгакова? Или у министерства мультуры есть доступ к архивам НКВД, где сохранились документы с постановкой Михаилу Афанасьевичу этой самой задачи?
Самое страшное для едросов в наши дни, это свобода мыли у человека. Раз так, запретим книги способные заставить человека пользоваться собственным мозгом!

    Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, "пусть ребенок почитает", — это неправильно», — заключил Пожигайло.


Читаешь про столь уверенное препарирование литературы и невольно задаешься вопросом: ху из мистер Выбегалло Пожигайло, которому министр мультуры предложил возглавить группу по созданию учебника русской литературы? Какое он вообще отношение имеет к культуре? Может быть это академик-литературовед, специализирующийся на творчестве Булгакова? Или заслуженный учитель России? Спрашиваем у Яндекса. Сайт Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры дает такую информацию:

    Родился 20 сентября 1963 г. в г. Сысерть, Свердловская обл.
    В 1985 г. закончил Серпуховское ВВКУ РВСН с отличием по спец. программе Службы Специального Контроля (ССК) (гражданская специализация – системный математик, аналитик).
    С 1988г по 1991г. проходил обучение в адъюнктуре в/ч 11135 ГРУ ГШ г. Москва.
    С 1991г. занимался предпринимательской деятельностью. Руководил проектом «Клуб Кино», направленным на поддержку творческих инициатив в области театра и кино.
    В 1999г. участвовал в выборах в ГД по 78-му избирательному округу г. Иваново при поддержке политического блока «Отечество — Вся Россия».
    В 2000-м году принимал участие в выборах губернатора Ивановской области.
    С 1992 – 2000 г.г. – Президент ЗАО «PCM International».
    С 2000 – 2003 г.г. – Президент ООО «Текстиль — Холдинг».
    С 2000 г. – член Попечительского Совета Фонда развития регионов.
    С 2001 г. – Президент Фонда изучения наследия П. А. Столыпина.
    С 2003 г. – член Президиума Вольного Экономического Общества России.
    2003 г. — лауреат национальной премии "Человек года — 2003".
    В 2003-2006 годах – депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, заместитель председателя Комитета по информационной политике.
    С мая 2006 года — статс-секретарь — заместитель Министра культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. В период работы в Минкультуры России П.А.Пожигайло отвечал за законопректную работу.
    С июня 2008 года – Председатель Попечительского Совета ВООПИиК (Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры).


Каким местом думает господин Мединский (тот самый министр мультуры), назначая ракетчика-разведчика-предпринимателя составлять учебник литературы? Или у нас сейчас главное, чтобы человек был партийный, а остальное не важно? Теперь любой разведчик может управлять культурой?
У меня пока нет детей, родственники и друзья уже начали регулярно интересоваться, когда же я наконец найду себе жену. Но при таком образовании, при тех законах, которые принимает Дума-сумасшедшийпринтер, может и хорошо, что нет пока ребенка, может если он родится через пару-тройку лет, то к его первому классу удастся уже смести всю эту грязную пену, заполнившую властные кабинеты? Или Путин еще лет на двадцать, и пора вспоминать иностранный язык и подыскивать место где-нибудь в Канаде, чтобы ребенку не изуродовали мозг?



«У нас была большая история, связанная с русской литературой», и новая концепция будет «ориентировать учителей на воспитание в детях через литературные образы гордости за нашу многонациональную страну, глубокой и спокойный патриотизм, уважение к различным культурам, на формирование в учениках ценностей крепкой традиционной семьи.
Неоднозначные персонажи русской словесности должны подаваться таким образом, чтобы не стать образцом для подражания. «Будет разработана специальная методичка для учителей, в которой будет четко прописано, что следует рассказывать детям про эти произведения. <…> Екатерина из «Грозы» – это просто несчастная девушка, которая поддалась страстям, не смогла справиться с ними и покончила жизнь самоубийством. Другой пример: Татьяна Ларина из «Евгения Онегина» – она вышла замуж, она счастлива. С одной стороны, страсть, которая может привести к самоубийству, а с другой – мудрое преодоление страсти. <…> Если брать того же «Ревизора», то Гоголь имел в виду не высмеивание царских чиновников, как это понималось в советское время, а мытарства одной души, где каждый из героев – это различные грехи. И Хлестаков в этом смысле – это Антихрист. <…>
Понятно, что в большей степени дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу Булгакова. <…> Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же, как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, «пусть ребенок почитает», — это неправильно».
Надеюсь, Вы поняли, что это такая большая цитата – из федеральной газеты «Известия», – собственно и не требующая никаких особых комментариев. Так председатель комиссии общественной палаты Российской Федерации по сохранению историко-культурного наследия Павел Анатольевич Пожигайло, выпускник Серпуховского Высшего Военного Командного Училища (с отличием) и адъюнктуры в/ч 11135 Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба, а теперь, по совместительству, исполнительный директор воссозданного Всероссийского Хорового Общества и, как выяснилось, маститый литературный критик и методист-воспитатель понял выступление на съезде родителей президента России.
Правда, Путин только высказал недоумение по поводу того, что в разработанной Российской академией образования программе по литературе для старшей школы не нашлось места произведениям Александра Куприна, Николая Лескова. Безобразие, согласились скалозубы и внесли в список потенциально опасных произведений гражданскую лирику Николая Некрасова, сказки Михаила Салтыкова-Щедрина и критику Виссариона Белинского. Потому, видимо, что, прочитав всё это, ребенок уже никогда не сможет стать патриотом. В том, естественно смысле, в каком понимает это Павел Анатольевич.
Хотел бы предупредить господина председателя: «Будьте внимательны к своим мыслям, – они начало поступков», так как не уверен, что учение Лао-Цзы в достаточно полном объеме в адъюнктуре преподавалось, но мой товарищ культуролог Валерий Бондаренко, выпускник филологического факультета Государственного университета, убедил меня, что зря суетится Пожигайло. Его коллеги по профессии уже добились главного результата: дети никого – ни Булгакова, ни Некрасова, ни даже «Блюхера и милорда глупого» – не читают.
Кстати, Минобрнауки полагает, что новый стандарт для средней школы вступит в силу с 2015/16 учебного года, а для 10–11-х классов — с 2020/21 года. Если Россия под управлением подобных «высших командиров управления» до этого времени доживет.

Горчичник от Виктора Долонько


Есть в нашем правительстве такой министр по фамилии Мединский, назначенный Высшими Силами присматривать за нашей многострадальной культурой. И вот, этот государственный деятель предложил Общественной палате (есть такая организация!) разработать новый учебник литературы для школьников, призванный воспитать в них «гордость за нашу многонациональную страну» и «глубокий и спокойный патриотизм». Да, совсем забыла, еще он должен формировать «ценности крепкой традиционной семьи».

Павел Пожигайло, председатель комиссии по сохранению историко-культурного наследия, грозится «поставить под особой контроль изучение творчества Александра Островского, Ивана Тургенева, Николая Некрасова, Виссариона Белинского и Михаила Салтыкова-Щедрина».
Чувствуете лексику типичного чиновника? Фраза «поставить под контроль изучение творчества» звучит так, словно речь идет не о литературе, а о профилактике детской преступности…

Товарищ Пожигайло предлагает исключить из школьный программы роман «Мастер и Маргарита». Свою безумную идею он объясняет так: «Дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу писателя».
По его словам, поведение героев отныне следует определять исключительно как «правильное» и «неправильное». Куда уж бедному Федору Михайловичу с его в одночасье ставшим ненужным психологизмом до мудрого товарища Пожигайло, который сразу расставил все точки над « i».

Напоследок чиновник прошелся и по главным героям самых знаменитых романов Достоевского и Тургенева. «Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, «пусть ребенок почитает», — это неправильно».

Внимание, родители! Многие ли из вас хотят предоставить детям такую же свободу, какой обладал Раскольников?

Пожалуй, лучше всего по поводу инициативы Общественной палаты высказался современный писатель Владимир Сорокин, заявивший, что комментировать эту инициативу ему «скучно и неинтересно». «Это путь к формированию со школьной семьи не общества граждан, а нации верноподданных», — сказал он.

Точнее и не скажешь, верно?

Остановите Землю! Я сойду.

Общественная палата по просьбе министра культуры Владимира Мединского разрабатывает новую концепцию школьного курса литературы, которая призвана сделать детей патриотами, помочь правильно понять «опасные» для них произведения, а некоторые книги вовсе изъять из школьного курса. Об этом «Известиям» рассказал председатель комиссии ОП по сохранению историко-культурного наследия Павел Пожигайло.

— Мне позвонил министр культуры (Владимир Мединский. — «Известия»). У нас была большая история, связанная с русской литературой. Он предложил возглавить группу по созданию учебника по русской литературе, — рассказал Павел Пожигайло.

По замыслу разработчиков, новая концепция должна унифицировать преподавание литературы в школе. Она будет «ориентировать учителей на воспитание в детях через литературные образы гордости за нашу многонациональную страну, глубокого и спокойного патриотизма, уважения к различным культурам, на формирование в учениках ценностей крепкой традиционной семьи».

Поэтому неоднозначные персонажи русской словесности должны подаваться таким образом, чтобы не стать образцом для подражания, рассуждает Пожигайло. В списке потенциально опасных произведений — «Гроза» Александра Островского, «Отцы и дети» Ивана Тургенева, гражданская лирика Николая Некрасова, сказки Михаила Салтыкова-Щедрина и критика Виссариона Белинского.

— Изучение творчества этих авторов следует поставить под особый контроль. Будет разработана специальная методичка для учителей, в которой будет четко прописано, что следует рассказывать детям про эти произведения, — говорит Пожигайло.

Общественник приводит пример, как учителя будут противопоставлять правильное и неправильное поведение героев, согласно методичкам:

— Екатерина из «Грозы» — это просто несчастная девушка, которая поддалась страстям, не смогла справиться с ними и покончила жизнь самоубийством. Другой пример: Татьяна Ларина из «Евгения Онегина» — она вышла замуж, она счастлива. С одной стороны, страсть, которая может привести к самоубийству, а с другой — мудрое преодоление страсти.

Произведения Николая Гоголя (в первую очередь в школе изучают «Ревизора» и «Мертвые души») и Федора Достоевского («Преступление и наказание», «Братья Карамазовы») Павел Пожигайло предлагает исключить из курса для средних классов школы и подробно разбирать уже в старшей школе, причем параллельно друг другу.

— Это писатели будущего, обладающие провидческим даром. Если брать того же «Ревизора», то Гоголь имел в виду не высмеивание царских чиновников, как это понималось в советское время, а мытарства одной души, где каждый из героев — это различные грехи. И Хлестаков в этом смысле — это Антихрист. Чтобы понять Гоголя, нужно, как минимум, знать Новый Завет. И его надо бы параллельно с Достоевским. Они оба говорили евангельскими текстами, — подчеркивает он.

Некоторые произведения комиссия Общественной палаты и вовсе предлагает исключить. Пока речь идет о «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова.

— Понятно, что в большей степени дети увлекаются Воландом, Коровьевым, Бегемотом, совершенно не понимая творческую задачу Булгакова, — подчеркивает Пожигайло. — Я считаю, что эту книгу надо в институте преподавать. Конечно, кто-то хочет, чтобы ребенок был полностью свободен, как Раскольников. Но я считаю, что эта свобода, так же как свобода Базарова, она ведет к трагедии. И в этом смысле дать полную свободу, дать Пелевина, Улицкую, «пусть ребенок почитает», — это неправильно.

Новая концепция школьного курса литературы потребовалась после выступления Владимира Путина на съезде родителей 9 февраля, когда президент высказал недоумение по поводу того, что в разработанной Российской академией образования (РАО) новой программе по литературе для старшей школы не нашлось места произведениям Александра Куприна, Николая Лескова и других признанных классиков. При этом в нее вошли творения современных литераторов, например Людмилы Улицкой и Виктора Пелевина. Позднее Минобрнауки заявило, что эта программа не учитывает законодательство в сфере образования и не может использоваться в учебных заведениях.

Замминистра культуры Григорий Ивлиев подтвердил, что ведомство поручило Общественной палате разработать концепцию.

— Мы поддерживаем предложения Общественной палаты, — говорит он. — Но понятное дело, что в разработке курса будут принимать участие не только общественники, но и специалисты Минобрнауки, и мы.

Прозаик Владимир Сорокин заявил, что ему «неинтересно и скучно комментировать» новую инициативу Общественной палаты.

— Это путь к формированию со школьной скамьи не общества граждан, а нации верноподданных, — сказал он.

Литературовед Лев Аннинский уверен, что разработать такой охранительный курс литературы невозможно. Иначе это будет возвращение к советской системе.

— Мозги у детей опять набекрень будут. Всегда должно быть несколько точек зрения на творчество писателей, на их персонажей. Это раньше точка зрения была одна, революционная.

Директор московской гимназии № 1514 Анна Белова уверена, что нужно больше доверять профессионализму педагогов.

— Образованный человек должен знать родную литературу без изъятий. Что касается интерпретаций того или иного произведения, тут нужно больше доверять учителям. Любой преподаватель литературы прекрасно понимает, какие бы произведения там ни были, они не будет их подавать как какую-то пропаганду.

Сейчас в основной и старшей школе (5–11-й классы) в преподавании русской литературы действует стандарт 2004 года, где в числе других представлены произведения Алексея Толстого, Николая Лескова, Александра Куприна, Виктора Астафьева и Александра Вампилова. Как утверждает Минобрнауки, новый стандарт для средней школы вступит в силу с 2015/16 учебного года, а для 10–11-х классов — с 2020/21 года.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1122 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий
Прочитал,- нажми! Поделись с друзьями.

 

 
Публикации